Рынок оружия: Неужели Россию обошли французы и итальянцы?

11

На море: истребители Су-35

На море: истребители Су-35 (Фото:
Александр Рюмин/ТАСС)

Новый аудит глобальных компаний, выполненный Международным институтом стратегических исследований (The International Institute for Strategic Studies или IISS) показал, что российский ВПК переживает далеко не лучшие времена.

После того, как в 2018 году IISS стал котировать китайские компании, в рейтинге топ-100 Defense News передовое предприятие нашей оборонки — «Алмаз-Антей» — скатилось с восьмого места на семнадцатое место, потеряв в прошлом году 5% по сравнению с годом ранее.

АО «Корпорация тактических ракет» была 33-й, стала 35-й. Ее доход снизился на 3%. Что касается других наших оборонных прайм-предприятий, то их вообще нет в топ-100 Defense News. Эксперты IISS вычеркнули из первой сотни Объединенную авиастроительную корпорацию, «Вертолеты России», «Уралвагонзавод», концерн «Радиоэлектронные технологии».

Столь разительные перемены, повторимся, эксперты IISS связывают с начавшимся аудитом китайской оборонки. ВПК КНР не просто вырос из полукустарных предприятий — он сегодня занимает одно из доминирующих мест в рейтинге топ-100 Defense News. Все восемь китайских госпредприятий вошли в топ-25, причем Авиационная промышленная корпорация AVIC — в мировую шестерку лидеров.

Правда, по сравнению с прошлогодним топ-100 Defense News у китайцев, по мнению американских аудиторов, произошла небольшая просадка, хотя финансовые показатели у большинства оборонных корпораций не снизились. Электронный гигант China Electronics Technology Group Corporation вырос только на 3%, хотя планировалось 10%. В списке аутсайдеров значится промышленная группа China South Industries Group, выпускающая военные автомобили, артиллерию и боеприпасы. Ее выручка упала на 22,7%.

Эксперты IISS уверены, что стремительный рост китайской оборонки приостановила торговая война, развязанная Трампом в отношении КНР. Международный институт стратегических исследований предполагает, что правительство Си Цзиньпина сосредоточилось на противокорабельной ракетной системе CM-401, истребителях J-20 и авианосце «Шаньдун», возможно, даже в ущерб сухопутной армии. Эти приоритеты показывают, что Пекин считает более вероятной войну с США, чем с Индией.

Что касается оборонки США, то, судя по цифрам IISS, на нее пролился золотой дождь. Так TransDigm увеличила свой доход — на 45%, United Technologies Corp увеличила свой доход — на 41%, Jacobs — на 35%, Amentum — на 23%, CACI International Inc. — на 15%.

В целом, среди американских и китайских компаний выиграли те, кто работает в воздушных, космических и морских секторах. Например, в КНР два крупнейших судостроительных конгломерата CSIC и CSSC показали рост своих доходов, связанных с обороной, на 17,6% и 13,1%.

В российском ВПК, по оценке IISS, ситуация сложная. Аудитор Фенелла Макгерти, повторимся, включала в топ-100 Defense News только «Алмаз-Антей» и «Корпорацию тактических ракет», причем понизив рейтинг по сравнению с прошлым годом. Она считает, что на показатели наших оборонных прайм-компаний давили и продолжают давить низкие цены на нефть, что заставило Путина экономить на оборонных расходах.

К этому еще добавилась пандемия COVID-19, которая может привести в 2020 году к снижению ВВП на 6,6%. Впрочем, по сравнению с Америкой, это еще по-божески. В США ВВП ориентировочно упадет на 12%, хотя не факт, что это отрицательно скажется на выпуске вооружения. Трамп просто включил «бешеный принтер» для печатания долларов.

Однако вернемся к нашей оборонке, доходы которой хочет подрезать Минфин, предложивший сократить в течение трех лет финансирование госпрограммы вооружений на 5%.

Эксперт IISS считает, что Москва, скорей всего, согласится с доводами Силуанова и сэкономит на ВПК от 225 млрд. до 323 млрд. рублей, что в переводе на доллары составляет от 3 до 5 млрд.

Безусловно, с точки зрения расходов и доходов, номинированных в долларах, с аудиторами IISS трудно не согласиться. Тем более что и впрямь Москве трудно поддерживать высокие оборонные расходы из-за слабости гражданской экономики, сидящей на нефтяной игле. Диверсификация хоть и идет, но черепашьими темпами.

Считается, что 4% ВВП, потраченные на армию, в том числе на закупку вооружения, являются неподъемной ношей даже для развитых стран. В Европе вообще считают, что даже от 2% ВВП на оборону можно надорвать экономический пупок. В России же в 2019 году оборонный бюджет достиг 3,9% валового продукта — исторического максимума. Но если к ним прибавить другие статьи, так или иначе связанные с армией, включая военные пенсии, социальную поддержку и жилье, то получатся просто запредельные 4,8% ВВП.

С одной стороны, увеличение расходов на инновационное вооружение благотворно сказывается на научном потенциале страны в целом. Так, разработка Су-57 привела к созданию ряда новых материалов, необходимых для авиационного двигателестроения, а также закрепила новые стандарты производственных допусков крепления кузовных панелей к воздушной раме. Раньше на истребителях ставили такие заклепки, что их можно было увидеть даже на радаре. А сейчас новый корпус Су-57 отличается идеальной поверхностью, что в свою очередь повышает конкурентоспособность наших новых гражданских самолетов. Таким примеров — масса, как и у нас, так и за рубежом.

С другой стороны, запредельно высокий уровень трат на армию в процентах ВВП тормозит развитие национальной экономики товаропроизводительного типа. Сейчас эта тупиковая ситуация разруливается Москвой фактически в ручном режиме.

И все-таки получается противоречивая картинка, если опираться только на курс доллара к рублю при составлении топ-100 Defense News. Если взять за основу другой глобальный рейтинг 2020 Military Strength Ranking, учитывающий 50 индивидуальных факторов для определения оценки Power Index (индекса мощи армий), то из 138 стран, Россия оказывается на втором месте после Америки, причем с небольшим отрывом.

Например, возьмем авиацию, справедливо названную самым ценным активом Вооруженных Сил. Эксперты Military Strength Ranking насчитали в ВКС РФ 4163 единиц авиатехники, включая 873 передовых истребителей (в США — 2085, в КНР — 1223) и 742 мощных штурмовиков (в США — 715, в КНР — 371). Угрожающе выглядит и наш парк винтокрылых машин, в числе которых значится 522 ударных вертолетов (в США — 967, в КНР — 281). Для сравнения в ВВС Франции учтено только 269 истребителей и 62 ударных вертолетов.

Согласитесь, как-то странно рейтинг Power Index-2020 согласуется с топ-100 Defense News, в котором оборонка РФ представлена предприятиями с суммарными доходами в $ 12 млрд., тогда как ВПК США — почти $ 180 млрд. и ВПК КНР — $ 95 млрд. Ладно бы, если российские истребители вчистую проигрывали американским, но даже по оценкам заокеанских экспертов, Су-35 опаснее, чем F-35, не говоря уже об F-15 и А-16.

Публичная информация о российском экспорте вооружения тоже никак не вяжется с аудитом IISS. По данным Госдепа США о мировых военных поставках вооружений, опубликованных в декабре 2019 года, Россия находится на втором месте после США, более чем в два раза опередив по экспортным доходам Францию. Эти оценки совпадают с данными Стокгольмского международного института исследования проблем мира.

Что касается перспектив, то для Америки сегодня важно задавить ВПК КНР и не допустить рост российского военного экспорта. Не зря же IISS связывает просадку доходов китайской China Electronics Technology Group Corporation и China South Industries Group с торговой войной, которая имеет все предпосылки к ужесточению.

Военное обозрение

Forbes: ветеран ВМС США не советует даже приближаться к теме атаки подлодок России

США хотят разместить ракеты средней дальности в Японии

В России создали компактный пистолет для полицейских

Су-27 перехватил два американских самолета над Черным морем

Все материалы по теме (2656)
Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here