Зимой на Москве-реке

Зимой на Москве-рекеОчень повезло спиннингистам Москвы и области, что прямо под боком у них есть такой отличный и, главное, всесезонный полигон, как Москва-река, та ее часть, что ниже столицы. Не хочешь становиться пингвином — бери спиннинг и вперед, на берег. В этом зимнем сезоне, в декабре — январе, мы побывали на спиннинговых рыбалках на Москве-реке шесть раз. Проехали реку от впадения Северки до Чулково. Все эти рыбалки были в чем-то похожи, но и сильно разнились между собой. Разным было и поведение рыбы, и время ее выхода на кормежку, и рельефы, на которых она ловилась. Мы ловили и на воблеры, и на джиг, поймали и щук, и судаков, и окуней. Иногда лучше работали воблеры (небольшие минноу), а иногда вне конкуренции был классический джиг.

Экономический кризис благотворно сказался на ситуации. Закрылись многие большие заводы. Уменьшились и теплые выбросы. В реку перестали сваливать грязный снег с улиц. Вода стала гораздо чище, прозрачнее, практически нет таких привычных в прежние годы нефтяных разводов. Видимо, снизились и средние температуры воды. Мало того что по берегам в холода теперь образуются протяженные и широкие ледяные закраины, так можно попасть и на «третьяка», когда приезжаешь на хорошее место со спиннингами, а там лед от берега до берега.

Рыбы много, очень много. Правда, малька нынче развелось столько, что, по словам подводных охотников, хищники стоят под бровками просто в скоплении потенциального корма, в «каше» из еды, сытые и довольные. Поймать в такой ситуации хищника очень сложно. Приходится менять приманки, их цвет и размер, подачу, скорость проводки. Но даже если и не поймаешь, зимняя Москва-река — прекрасный полигон как для оттачивания техники дальнего заброса, мастерства проводки, в том числе и воблеров, так и для тестирования снастей. Очень часто решающим фактором для успешной рыбалки на Москве-реке бывает дальность заброса. В одну из рыбалок я явно не добрасывал до небольшой канавки, вдоль которой прогуливались хищники. Бросал на 60-65 метров, а нужно было всего метров на пять дальше. Мой товарищ добрасывал — и ловил.

Зимой проблема с дальним забросом очевидна: шнур обмерзает в кольцах и тюльпане, мерзнет на шпуле, прилипает к ролику лесоукладывателя, в результате заброс сильно укорачивается. Приходится применять разные пропитки для шнура — силиконовые смазки и прочие антифризы. Они помогают, но не всегда. На первый план все же выходит правильный выбор шнура и комплектование снасти в целом. Необходимо было найти интересный, нестандартный рельеф на общем фоне глубин. Часто совсем небольшой бугорок, на 40 см возвышающийся над поливом, привлекал много рыбы. Но надо было его найти и точно положить приманку. Рабочие рельефы на реке есть «дальние» и «ближние». В первом случае требуется силовой заброс на большое расстояние, во втором рыба ловится прямо под берегом, под ногами.

В первую поездку мы не смогли угадать, на каком участке реки будет больше активной рыбы. Мы быстро пробежали очень протяженный мелководный перекат, где я имел «вдали» мощную поклевку, а Эдуард Климов (это он, кстати, изображен на фото на обложке этого номера) даже протащил несколько метров неплохую щуку, но обрыв шнура не позволил поглядеть на нее живьем. После этого мы переместились на пару километров выше, где средние глубины достигали 2,5-3,0 метров. На дальнем выбросе шла жесткая коса со свалами в обе стороны. Рыба там была, и мы быстро сняли с этой косы пару судачков, а позднее у берега Эдик поймал и приличную щуку. Потом были еще и окуни. Но все равно ловля здесь оказалась ошибкой, ибо, как потом выяснилось, именно на мелководных перекатах с небольшими глубинами в тот день была очень активна щука. Вот и попробуй угадай, куда бежать.

В четвертую нашу поездку Эдуард убежал километра на три выше по реке, в сильно закоряженные места. Снегу намело уже прилично, а под ним еще и тонкий хрупкий наст. Эдик так находился по заснеженным речным обрывам, что к машине пришел еле живой. Поймал он при этом одну небольшую щуку и одного окуня. А я не пошел на «перспективное» место и буквально рядом с машиной поймал трех щук и пять окуней. В декабре на рассвете мы попали под самый настоящий дождь. Очень сильный, как летом, практически ливень. Он продолжался часа три, а потом, уже после обеда, повернуло на мороз. Весь день вдоль реки со страшным грохотом падали обледеневшие деревья — стволы не могли выдержать веса льда. Упало много вековых вязов. Не часто такое увидишь.

А в последнюю нашу рыбалку с утра ловить нам помешал самый настоящий ледоход. После сильных ночных морозов течение начало отрывать от берегов целые ледяные поля, которые плыли по всей реке. Проводить приманку между плывущих льдин — занятие веселое, но нервное. Пришлось переезжать выше по течению, чтобы обойти участок с ледоходом. Каждая наша москворецкая рыбалка — это не только масса новых впечатлений от самой реки, от заснеженного леса по берегам. Это еще и множество мыслей, догадок и вопросов чисто рыболовных. Каждая такая рыбалка требует осмысления. Постараюсь в ближайшее время более подробно поделиться с читателями нашим коллективным опытом зимнего спиннинга на нижней Москве-реке.

Владимир ГЕРАСИМОВ

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here